00:00:00
00.00.0000
Почта
Камеры
Карта пробки
Форум


Новости

Ни шагу назад!

Давайте вспомним

Весной 1964 года жестокие восточные ветры обрушили на Днепропетровск  огромное количество пыли, принесенное из Казахстана.

 

Начинался период «пыльных бурь». Еще не растаявший снег у сельхозинститута был черным. И, глядя на него, профессор Бекаревич произнес: «Вполне ожидаемый результат бездумного освоения целинных и залежных земель».

Николай Емельянович Бекаревич – заведующий кафедрой почвоведения Днепропетровского сельхозинститута - говорил о недопустимости глубокой вспашки, о севообороте, которым пренебрегают ради получения сиюминутного результата и т.д. На следующий день я сдал интервью с профессором в секретариат. А уже через десять минут меня позвали к редактору Владимиру Творинскому. Поначалу многоопытный руководитель «Прапора юности» похвалил за оперативность, а затем ошарашил заявлением, что интервью с Бекаревичем не будет опубликовано. «Меня не поймут в обкоме партии, - пояснил он. - Во-первых расценят публикацию, как очернительство патриотизма и энтузиазма покорителей целины,  к тому же большинство наших аграрников являются сторонниками глубокой вспашки и считают теорию безотвальной обработки почвы несостоятельной...».

Попытки доказать правоту Бекаревича оказались безуспешными. Вернее, редактор соглашался с доводами профессора, но считал, что они уместны в научных дискуссиях и не предназначены для широкой публики.  Наш спор зашел в тупик. Сгоряча я брякнул, что в знак протеста готов уволиться из газеты. Реакция на это заявление была неожиданной. «Искореняй свою вспыльчивость, - укоризненно произнес Творинский, загадочно улыбнулся и вдруг ошарашил известием, что он сам на днях принял решение отстранить меня от исполнения служебных обязанностей... в связи с командировкой в «Комсомольскую правду». «Пришла разнарядка из ЦК ВЛКСМ, - пояснил он. - Приглашают молодого сотрудника на стажировку в Москву. Думаю, что неделя общения со старшими товарищами пойдет на пользу. Заодно охолонешь, успокоишься. Глядишь, к твоему возвращению и вопрос с публикацией интервью прояснится...».

Стажировка в «Комсомолке» пролетела быстро. Прикрепили меня к известному газетчику Анатолию Иващенко. Угол кабинета, который он занимал, был заставлен пачками книг «Шаги по росе», автор которой Василий Песков пребывал в тот момент в Целинограде. И Анатолий Иващенко, и Василий Песков числились в «КП» разъездными  корреспондентами, они часто бывали  в Казахстане и в своих статьях, естественно, касались тамошних проблем. Тогда я впервые услышал имя Федора Моргуна – бывшего фронтовика и студента Днепропетровского сельхоза, который, став директором целинного совхоза, не только получает стабильные урожаи пшеницы, но и успешно борется против эрозии грунтов, используя безотвальную обработку почвы...

Опытный журналист-аграрник, Анатолий Иващенко подтвердил мнение профессора Бекаревича, что только за счет безотвальной обработки можно избежать эрозии, а пыльные бури рождаются при глубокой вспашке земли. Участник войны, проведя немало времени в окопах, он знал цену земле, которая по его словам, и защитит, и накормит. Он мого курил, писал свои статьи наливной авторучкой медленно, взвешивая каждое слово. Чтобы не мешать ему, я уходил в секретариат, окунался в суматошную атмосферу, царившую там, и очень гордился, что к концу стажировки мне поручили сверстать одну загонную полосу самой читаемой газеты в СССР.

Через несколько лет, в первое десятилетие брежневского правления, будучи в Москве, я посетил Анатолия Иващенко. В его кабинете мало что изменилось. Его сосед Василий Песков, как всегда, отсутствовал, пребывая в очередной командировке. За свою книгу «Шаги по росе» он был удостоен Ленинской премии. Нос, однако, не задрал и, по словам Иващенко, оставался душевным и добрым товарищем. Я рассказал, что встречался с ректором Днепропетровского сельхозинститута Александром Тихоновичем Лысенко, который еще до войны стал кандидатом наук и уходил на фронт из этого вуза. Лысенко возглавил сельхоз в 45-м, сразу же после демобилизации и поддерживает связи с Федором Моргуном, который с отличием защитил диплом в 1949 году. «Ты бы мог лично познакомиться с Федором Трофимовичем, если бы заглянул в этот кабинет три дня  назад, - сказал Иващенко и достал из ящика письменного стола несколько книжек, на обложке которых значилось: «Федор Моргун. «Думы о целине». - Он почти три года жил в Москве, заведовал сектором сельхозотдела ЦК КПСС. Заходил попрощаться, поскольку назначен первым заместителем председателя Совмина Киргизской ССР...». Вручая мне книжку Федора Моргуна, Анатолий Иващенко пошутил: «Прими на память, а если хочешь получить дарственную надпись автора, придется сгонять в Киргизию».

Вечер мы провели в ресторанчике Дома журналистов. «Федор Трофимович, как и я окопник, - говорил Анатолий Иващенко, - и он, и я были трижды ранены. Слава Богу, остались живы, но в мирной жизни исповедуем святое фронтовое правило: «Только вперед. Ни шагу назад!».

На протяжении многих лет я собирал книги, написанные Федором Моргуном. Скопилось достаточное количество изданий. Их тематика менялась, но в сущности они были посвящены одной теме, которая определялась его книгой «Земля и люди», которая вышла тремя массовыми тиражами в семидесятые годы. Восьмидесятые – вновь тремя изданиями - вышла книга «Поле без плуга», сборники публицистики «Расскажи, поле...», «Зависит от каждого», «Уроки Мальцева»...

В 1973 году Федор Трофимович вернулся в родные края – в Украину. И сразу же был избран первым секретарем Полтавского обкома партии. Пятнадцать лет он бессменно руководил соседней областью и, как я узнал позднее, весьма часто посещал наш город, где прошла его послевоенная студенческая молодость, обязательно встречался со студентами и преподавателями своей альма-матер. К сожалению, я всегда узнавал о визитах Федора Маргуна с некоторым опозданием. В сельхозинституте поменялось руководство – А.Г.Лысенко ушел на пенсию, а неугомонный Н.Е.Бекаревич по большей части пребывал в Кривом Роге, где занимался рекультивацией земель...

Наступили горбачевские времена, и в 1988 году Федор Моргун  был отозван в Москву, где возглавлял вновь организованный Госкомитет СССР по охране природы. В партийных кругах ходили слухи, что это назначение руководителя Полтавщины на пост союзного министра было актом благодарности Михаила Горбачева за то, что в 1978 году Федор Трофимович Моргун категорически отказался занять пост  секретаря ЦК КПСС по вопросам сельского хозяйства. Его хотел видеть секретарем ЦК лично Л.И.Брежнев, на этом назначении настаивал К.У.Черненко, позицией полтавского руководителя был удивлен В.В.Щербицкий. И вот тогда в Кремле появился мало кому известный Михаил Горбачев из Ставрополья, которого пролоббировали М.А.Суслов и Ю.В.Андропов. «Я не мог бросить начатое дело. В области осуществлялась коренная перестройка в земледелии, - рассказывал Моргун  позднее. - Мы полностью отказались от плуга и массово переходили на экологическую обработку почвы широкозахватными плоскорезами...».

Позднее судьба таки свела меня с Федором Трофимовичем. Однако обо всем по порядку. В 2000 году на сессии Днепропетровского областного совета автор этих строк был назначен главным редактором областной газеты «Заря». Пресс-служба Президента Украины стала приглашать меня на брифинги Леонида Даниловича Кучмы. Мероприятия эти обычно проходили в конференц-зале киевского «Президент-отеля». Кроме редакторов региональных СМИ, на брифинг приглашались редакторы республиканских газет, руководители центральных телеканалов. Однажды в перерыве  Лариса Ивишна, редактор газеты «День», в которой я до этого работал несколько лет, познакомила меня с Иваном Бокием, руководителем популярных «Сільских вістей». Мы обменялись визитками. Выяснилось, что Бокий неплохо знаком с Анатолием Иващенко, который когда-то подарил мне одну из первых книжек Федора Моргуна. «Я с Федором Моргуном общаюсь регулярно, - сказал Иван Бойкий, который долгие годы работал на Полтавщине. - После выхода на пенсию Федор Трофимович занялся написанием мемуаров, а пять лет тому назад его пригласил губернатор Белгородщины на должность советника, и он занят там безотвалкой. Кстати, прогрессивная эта технология внедряется не только в России. Она дает прекрасные результаты и на Днепропетровщине. Я знаю, что с Федором Моргуном поддерживают тесные контакты руководители «Агро-Союза». Он бывает в этом хозяйстве регулярно...».

Во время фуршета, которыми тогда заканчивались все президентские брифинги, Иван Бокий подошел ко мне: «Вашу визитку я обязательно передам Федору Трофимовичу, и он обязательно свяжется с вами».

Уже через несколько дней я разговаривал с Федором Трофимовичем Моргуном. Он позвонил из Белгорода утром и сообщил, что сейчас занят версткой своей новой книги, которая будет называться «Перепаханные поколения». «Эта книга о моей жизни, - сказал он, - о жизни моего поколения. Чувствую себя хорошо, и скоро буду в Днепропетровске. Газету вашу знаю. Буду рад встрече...».

В середине сентября 2001 года Федор Трофимович Моргун неожиданно появился в моем кабинете. Простенький плащ, шляпа и острый взгляд. От кофе и чая наотрез отказался. «Заехал на несколько минут, - сказал он. - Внизу меня ждет машина. Приставили ко мне какого-то молодого чиновника из администрации. Через сорок минут надо быть у губернатора. Я позвоню завтра». На следующий день я заехал к нему в гостиницу. Он ждал меня у подъезда. Гуляли в парке имени Шевченко. Федор Трофимович вспомнил, как в первые дни учебы 1945 года ежедневно после занятий латали кирпичами стены, настилали полы в общежитии и одновременно начинали восстанавливать здания уничтоженного врагами институтского городка. Ведь до войны Днепропетровский сельхозинститут был одним из лучших в стране.

В последующие дни мы уехали в поселок Майское. Здесь, в Синельниковском районе, на территории бывшего колхоза «Дружба», высились новые корпуса известного акционерного общества «Агро-Союз». Председатель правления Владимир Хоришко встретил Федора Трофимовича как старого доброго знакомого. Оказалось, что они знакомы давно. Перед тем, как внедрять технологию обработки почвы по методу Моргуна, Владимир Дмитриевич  несколько раз побывал в Полтавской области, проехал десятки тысяч километров прериями США и Канады и, убедившись в правоте сторонников безотвалки, решительно стал внедрять метод Моргуна в своем хозяйстве. Он отказался от плуга и стал обрабатывать почву пружинистыми боронами с шириной захвата 35 метров и культиваторами с шириной захвата до 18 метров. Урожай в «Агро-Союзе» в два раза был выше, чем в соседних хозяйствах, где продолжали использовать плуги...

В октябре Ф.Т.Моргун побывал в гостях у журналистов «Зари». В моем кабинете собралось несколько человек. Гость никуда не торопился. Была подготовлена и опубликована газетная полоса с фрагментами его монолога. На эту публикацию пришло много откликов. В результате в «Заре» появилась новая рубрика: «Школа Федора Моргуна».

 

Dnepr.com

Текст: Леонид Гамольский

Источник: Днепр вечерний

1099

Другие новости по теме




Обсудить на форуме


Комментарии Disqus

Loading...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Регистрация

Закрыть
    Подписаться на новости
Ваш пол:
День рождения:
Город:
Аватарки и авторизация в сетях:
ВКонтакте Facebook
Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться»
я подтверждаю свое согласие с правилами сайта
и пользовательским соглашением.


Введите два слова, показанных на изображении:

Вход

Закрыть
    Подписаться на новости